Электронное обозрение газеты МГК КПРФ
—» » » Прощай, «Красный пролетарий»

Прощай, «Красный пролетарий»

Прощай, «Красный пролетарий» Прощай, «Красный пролетарий» Прощай, «Красный пролетарий»Можно с горечью констатировать: еще одним уникальным заводом, способным производить самое современное оборудование для машиностроительных предприятий, в нашей стране стало меньше. Практически стерт с лица Москвы некогда оплот отечественного станкостроения завод «Красный пролетарий».

Сегодня станкостроительная отрасль России, в советское время занимающая лидирующее положение в области технического перевооружения предприятий машиностроения, а также гражданских и оборонных отраслей промышленности, оказалась практически обескровленной. Ее основные производственные фонды до сих пор на 92% укомплектованы оборудованием еще советского выпуска. Но даже наиболее долговечное уникальное тяжелое оборудование, по которому мы до сих пор остаемся конкурентоспособными на мировом рынке, необходимо заменять в течение 20–25 лет. За два последних десятилетия вопросы технического перевооружения предприятий вообще не решались, несмотря на наличие двух целевых федеральных программы, которые так и не были выполнены.

Более того, при распаде Союза единый станкостроительный комплекс страны тоже оказался разрезан на куски, что нанесло ему большой ущерб. Следующим шагом по его разрушению стали рейдерские захваты предприятий. Москва, например, уже лишилась 42-х заводов. В сегодняшней столице нет ни завода «Орджоникидзе», ни завода «Фрезер», ни завода «Калибр». В их помещениях располагаются преимущественно торговые комплексы и офисы.

Форпост отрасли – «Красный пролетарий» – подчинился обстоятельствам не сразу. Еще совсем недавно он, являясь головным предприятием Ассоциации производителей станко-инструментальной продукции, призван был демонстрировать передовые технологии в области металлообработки. По словам министра станкостроительной промышленности СССР Николая Паничева, последние годы завод работал в области нанотехнологий, более того, осуществил вместе с техническими вузами целый ряд инновационных проектов. К примеру, робот и установка по чистке кровеносных сосудов человека от холестериновых накоплений, были произведены на этом заводе и запущены в серию. Однако в нашей действительности судьбу завода предопределила отнюдь не его деятельность, а его территория, на беду оказавшаяся довольно «лакомым» куском для застройщиков. Рейдерские наезды на «Красный Пролетарий» начались еще в 2005 году. Тогда руководством завода было принято решение пойти на раздел территории завода: все помещения на его старой площадке в районе Донского монастыря постепенно, по кусочкам, были переданы «на нужды» московских властей. Оставшиеся мощности были сконцентрированы на новых площадях у метро «Калужская». Однако жертва оказалась напрасной: вскоре наезды на завод возобновились. Цель рейдеров: завладеть площадями и инженерными корпусами завода, которые, с их точки зрения, вполне годятся под офисы, а остальную часть территории, если получится, пустить под строительство жилья и гостиничных комплексов.

История захвата «Красного пролетария» до боли тривиальна. Группа граждан мошенническим образом завладела пакетом акций в 65%, по решению суда получила возможность провести собрание и избрать новый состав Совета директоров. Не дожидаясь рассмотрения апелляции, в один из выходных дней июля 2010 года 150 человек, вооруженных пневматическим оружием и дубинками, силовым методом захватили завод, полностью парализовав его работу. Все заводское оборудование было обесточено. В понедельник утром ни директор завода, ни рабочие не смогли попасть на свои рабочие места. Захватчики заявили, что завод фактически перешел в собственность нового хозяина. Тогда же рабочие завода обратились к Президенту и Правительству РФ с просьбой вмешаться и спасти завод. Однако никакой реакции не последовало.

Некоторое время завод просто стоял. Все технические направления работы были остановлены вследствие неясности ее перспективы. Сегодня она вполне очевидна. Оборудование будут демонтировано, люди уволены, а земля отдана под дорогостоящее строительство, как уже произошло со многими московскими предприятиями.

Чтобы убедиться в этом, достаточно побывать на территории других промышленных объектов столицы. Например, в производственных корпусах, расположенных поблизости от Донского монастыря, не осталось ничего, даже отдаленно связанного с научно-производственной деятельностью. О ней напоминают разве что высокие потолки вполне благополучных внешне офисных зданий. Нет ни института, ни завода. О расположенных здесь когда-то организациях и их подразделениях напоминают только вывески. В некогда производственных помещениях расположились банки, рекламные компании, какие-то знахари.

Территория завода, словно лоскутное одеяло, нарезана новыми собственниками.

– Сегодня можно говорить о завершающем этапе процесса ликвидации профильных предприятий отрасли, а вместе с ними – и отряда квалифицированных специалистов. На еще оставшихся предприятиях остались работать только пенсионеры,– разводит руками руководитель одного из немногих оставшихся станкостроительных предприятий Москвы, заметим, весьма преуспевающего, – Я не могу заманить к себе с разгромленного «Красного Пролетария» ни одного сотрудника: не только люди пенсионного возраста работать не хотят, но и те, кто помоложе. Они предпочитают идти в охрану, где голова ни о чем не болит. Пришел, выпил, поел, посидел, ушел. И дело совсем не в нежелании трудиться. Просто человеку, скатившемуся от ударов судьбы вниз, очень трудно снова подняться наверх. Люди уже ничего не хотят, и, в первую очередь, думать.

Отсутствует и сколько-нибудь радужная перспектива в системе подготовки кадров отрасли. О высшей школе даже говорить не будем. Что касается средних учебных заведений, то они повсеместно перепрофилированы. Некогда базовое ПТУ «Красного пролетария» и завода им. Серго Орджоникидзе, расположенное поблизости, готовит секретарей-машинисток.

Ну а на самом «Красном пролетарии» сегодня полным ходом идет зачистка территории. Все рушат краны десятитонные. А внизу уже стоит машина, за рулем которой приезжие, зачастую не говорящие по-русски люди. Собственник поставил задачу освободить территорию, они и освобождают.

На искореженной стене опустевшего заводского корпуса висит огромная икона, освещенная в Донском монастыре. Под ней – лампада. Это страшно. А неподалеку, словно издевка, поздравление с наступающим 2011 годом от Федерации независимых профсоюзов. Шмаковцы шлют заводчанам поздравления, даже не зная ситуации на заводе. Воистину, ничего святого для разрушителей не осталось.

Завод «Красный Пролетарий» прекратил свое существование. Что мы имеем в итоге? Страна потеряла ведущее станкостроительное предприятие; ряд стратегических предприятий перестанут получать новые станки или будут вынуждены покупать их за границей; несколько тысяч человек, включая высококвалифицированных специалистов, останутся без работы. Среди них – дети и внуки тех, кто в 1941 году в первых рядах вступил в народное ополчение и с оружием в руках отстоял столицу от ненавистного врага. И все это, похоже, став привычной иллюстрацией происходящих в стране деструктивных процессов, уже никого не волнует.

Поражает то обстоятельство, что отечественное станкостроение умирает при наличии большого количества заказов. Многие стали закупать импортное оборудование. Его особенность заключается в том, что при относительной дешевизне самого аппарата комплектация к нему достаточно дорогая. К тому же срок изготовления запчастей за рубежом достаточно велик.

–Заказов у нас столько, что мы не в состоянии их «переварить» и от многого вынуждены отказываться: не хватает ни рук, ни помещений, – продолжает свой рассказ мой собеседник,– О развитии предприятия, правда, говорить не приходится: средства уходят на оплату постоянно повышающейся стоимости аренды и электроэнергии. Не всегда возможно в сжатые сроки получить необходимый металл. Как-то не могли в течение двух недель вывезти его с Урала в Москву, потому что в Москве нет предприятий, заказывающих доставку подобных грузов – ждали, когда состав хоть минимально заполнится.

А что же всемогущий рынок? Ведь спрос на продукцию есть! Он скромно молчит, ведь производство – это очень хлопотно. Зачем связывать себя с необходимостью производства, станками, людьми? В банковской сфере можно получить куда большую прибыль!

Как же мы все-таки собираемся модернизировать нашу промышленность? Неужели только путем декларирования развития нанотехнологий, строительства нового наукограда в Сколково и прочих прожектов? Ведь многое, выдаваемое сегодня за ноу-хау в нанотехнологиях и поглощающее немалые средства, по мнению специалистов, является лишь возвращением к тому, чем уже занимались в СССР. К примеру, Чубайс пускал инструментальный завод в Рыбинске, где в качестве новшества представлял многослойное нанесение покрытий на инструмент, которое увеличивает стойкость инструмента в четыре раза. Как видно, он не в курсе, что этот вопрос мы решили еще в 1970-м году.

А сегодня это выдается за новшество, без зазрения совести.

Еще сохранившиеся предприятия выпускают нормальное конкурентноспособное оборудование. Более того, сегодня до 50% нашей продукции отправляется на экспорт – в США, Канаду, Англию, Францию, Китай. Но наш рынок для нее сегодня мертв.

Очевидно, что ни о каком индустриальном прорыве не может быть и речи до тех пор, пока «наш» капитализм сохраняет свой базарный оттенок.

В Москве ситуация ничем не отличатся от общероссийской. Надежды на нового мэра, похоже, оказались тщетными. Он ничего не хочет или не может сделать. Разве что внести коррективы в процесс перераспределения собственности. На повестке дня – новая волна приватизации имущества столицы…

Так что же ждет наш город, нашу страну?

Фото с сайтов: www.istorya.ru

dic.academic.ru

Рейтинг материала:  
  всего проголосовало: 11
Читать другие новости по теме: