Электронное обозрение газеты МГК КПРФ
—» » » Долго ли падать «Протонам»?

Долго ли падать «Протонам»?

Долго ли падать «Протонам»?Завод имени Хруничева – легендарное предприятие, одно из ведущих в российской ракетно-космической промышленности. Здесь сделали большую часть космических станций и начиная с 60-х годов выпускают ракеты-носители «Протон», которые с тех пор принесли России более 6 млрд долларов. Сегодня две трети земли завода заложены, и перспективы у него смутные. Как же это получилось?

 

ЗАСТАРЕЛЫЕ ПРОБЛЕМЫ

 

Еще в советские годы производственные успехи дорого стоили заводу. Холодная война и гонка вооружений задавали высокие темпы работы, изделия требовалось постоянно обновлять и совершенствовать. Многое делало опытное производство при КБ «Салют» – своего рода завод в миниатюре, но не было времени, чтобы тщательно проработать технологию изготовления для каждого типа деталей и адаптировать их к возможностям завода. Приходилось воплощать планы конструкторов прямо с чертежа, на станке, работая на пределах точности оборудования. Не хватало и кадров, способных справиться с задачами настолько высокого уровня сложности. Приходилось идти по простому, но губительному пути: рабочие делали каждую деталь эксклюзивной, что в конечном итоге значительно дороже поточного производства. Но правительство не скупилось, ресурсов хватало, и «Протоны» летали – так что причин для волнения у руководства не было.

Более серьезные проблемы начались в 90-х, когда свернули финансирование военных программ, а страну затопила волна кооперативов. Не миновала эта участь и Завод имени Хруничева. В местных кооперативах трудились и зарабатывали наименее квалифицированные сотрудники – те, в ком слабее всего нуждалось основное производство. Привлекались и профессионалы, но у них было мало времени для «левой» подработки. Нормы на примитивные детали раздувались, а на сложные срезались, поэтому зарплаты заводских трудяг изрядно уступали доходам кооперативщиков. Это вызвало первую волну бегства лучших рабочих-станочников.

Долгое время руководство, получавшее свою копеечку, смотрело на происходящее сквозь пальцы. Но когда профессионалы, не желавшие быть низкооплачиваемой ширмой для недобросовестных коллег и жуликоватых кооператоров, стали покидать завод, лавочку наконец прикрыли. Нагревших руки начальников среднего звена уволили, развращенный дополнительными деньгами коллектив взяли в «ежовые рукавицы». Простую работу, увеличив нормы, передали основному производству, а сложную оставили опытному заводу. Но восстановить расшатанную дисциплину одними административными методами было нельзя – еще большее сотрудников покинули предприятие. С обновлением персонала резко упала культура производства – и «Протоны» начали падать. В 1999 году неудачный запуск ракеты-носителя с Байконура стоил России конфликта с властями Казахстана: парламентарии страны даже предлагали запретить россиянам запуск военных космических аппаратов с космодрома.

Приходили новые руководители, пытались что-то изменить, но со временем понимали, что их знаний и опыта начальников среднего звена не хватит, чтобы восстановить предприятие, и делали единственное, что умели, – набивали карман. «Протоны» падали, завод терял престиж, Роскосмос терял терпение, и, наконец, назначил генеральным директором Андрея Калиновского.

 

НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ БЫ КАК ВСЕГДА…

 

Андрей Калиновский уже успел зарекомендовать себя на руководящих постах. В «Ведомостях» о нем уважительно пишут: «Как президент «Гражданских самолетов Сухого» Калиновский добился того, чего российская авиапромышленность не могла достичь 20 лет, – по-настоящему серийного производства пассажирского самолета». Такой же целью он задался и на новом месте.

Калиновскому досталось незавидное наследство. Завод имени Хруничева к тому моменту был в плачевном положении: даже не хватало оборотных средств для производства. Наименее рентабельным оказался опытный завод, потому как перспективные разработки больше не осваивали. Лишенное привычной работы и способных справиться с ней специалистов опытное производство объединили с основным.

Новый руководитель решительно взялся за дело. Не учел лишь одного: «Протон» и «Ангара» – дело тонкое, и космический завод не может работать по тем же правилам, по которым работает, скажем, АвтоВАЗ. Чтобы получить недостающие деньги, Калиновский взял кредит у Внешэкономбанка, отдав в залог 100 из 144 гектаров площади завода. Затем он попытался создать цех точной механики для решения особо сложных задач, способный восполнить утрату опытного завода, но у набранного молодого персонала не хватало для этого знаний. Избранным рабочим из цехов с заложенных территорий предложили перейти в оставшиеся в собственности предприятия помещения. Но часть из установленных там станков, по словам сотрудников, еще двадцать лет назад морально и физически устарела для решения задач, с которыми справлялся опытный завод при КБ «Салют». Выпускать высокоточные детали на таком оборудовании – всё равно, что рисовать портрет малярной кистью.

Тем временем на рынок выходят ракеты-носители конкурентов – китайские и американские разработки, более надежные и дешевые. С начала 2014 года из-за санкций не заключено ни одного международного контракта на запуск «Протона». Руководству остается лишь надеяться, что доверие иностранных партнеров вернется вместе с заказами.

Доход рядовых сотрудников завода в полтора-два раза ниже, чем среднерыночный для этих же специальностей. То, что зарплаты не конкурентоспособны, признает и сам генеральный директор, но разводит руками – мол, денег и так мало. Однако в космической отрасли не срабатывает любимый трюк капиталистов – привлечь менее квалифицированный, но более дешевый персонал, чтобы получить худший, но приемлемый результат и сэкономить. Это доказали и попытки перевести часть производства на заводы в другие города, чтобы сократить расходы на рабочую силу: иногородние сотрудники просто не способны были справиться со свалившимися на них задачами. Сегодня вузы не включают в программы подготовки необходимые для этого знания. Наиболее талантливые выпускники, которые смогли бы всему научиться, и опытные специалисты, которые могли бы их обучать, уходят на другие предприятия, где их ценят в разы дороже. А на Заводе имени Хруничева остаются либо неудачники, либо энтузиасты, влюбленные в свое дело и готовые трудиться за идею. Но последних, увы, сейчас очень немного.

Квалифицированные и талантливые профессионалы жизненно необходимы высокотехнологичному предприятию – без них оно обречено. Чтобы осознать это, не нужно быть семи пядей во лбу. Но новое руководство видимо, этого не понимает – как не понимает множества других нюансов, познакомиться с которыми можно лишь работая на заводе, желательно с момента его становления, а не начиная с верхов. Можно быть талантливым менеджером и руководителем, толковым экономистом. Но для управления Заводом имени Хруничева и ему подобными требуются команды специалистов, имевших опыт организации высокотехнологичного производства с высокими уровнем концентрации капитала и способных противодействовать карьерному реваншу алчной некомпетентности в управленческих структурах.

Рейтинг материала:  
  всего проголосовало: 0
Читать другие новости по теме: