Электронное обозрение газеты МГК КПРФ
—» » » Обман без срока давности

Обман без срока давности

Обман без срока давностиРусская рулетка XXI века набирает обороты. Приобретая жилье в Москве и отдавая за него баснословные деньги, ни один человек не может быть уверен, что квартиру у него не отберут. И не какие-нибудь аферисты, а вполне приличные с виду люди. Например, чиновники из Департамента жилищной политики. Причем противодействовать чиновничьим махинациям крайне сложно. Не помогают тут ни суды, ни обращения в вышестоящие инстанции – все проходит через руки работников Департамента, а значит, раз за разом возвращается к исходной точке. При этом ни в чем не повинные москвичи вынуждены многократно доказывать, что они имеют право жить в своей квартире.

Причиной отчуждения жилья может быть, например, то, что квартира когда-то (возможно, очень давно) проходила по какой-либо мошеннической сделке. Разумеется, проживающий в ней после добросовестный приобретатель и понятия не имеет о «криминальном прошлом» своих квадратных метров, но чиновники из Департамента это во внимание не принимают. Как не принимают во внимание и то, что проживать в квартире могут простые люди, имеющие малолетних детей и стариков-родителей, но не имеющие никаких рычагов для противодействия власти. Впрочем, последнее им даже на руку.

Именно в такой ситуации оказалась москвичка Любовь В. В далеком 1994 году она обратилась в агентство недвижимости, желая приобрести квартиру. Пожелания насчет будущего жилья были вполне конкретны – второй или третий этаж, две небольшие комнаты и балкон. Требуемая квартира нашлась почти сразу. Показывал квартиру человек, представившийся как хозяин жилплощади. О квартире и доме он знал почти все – например, упомянул, что газовую колонку скоро снимут, так как через девять месяцев в доме будет капремонт. Впрочем, ни это, ни то, что квартира была приобретена им всего месяц назад, не смутило покупателей: тогда о грандиозных махинациях с квартирами многие люди ничего не знали.

За те 20 лет, пока семья Любови проживала в квартире, в Москву перебрались ее родители, сестры и брат. У самой Любови родилась дочка, и ее, как и всех родственников, прописали все в той же квартире. В 2009 году муж Любови обратился в Департамент жилищной политики с заявлением на улучшение жилищных условий. В квартире побывало пять комиссий, измерили каждый сантиметр, посчитали даже те доли, которые Любовь и ее мама имели в квартире брата. В итоге семью В. поставили в очередь на жилье. И никто из чиновников за это время ни разу не упомянул о том, что квартира эта имеет далеко не самую чистую историю.

О всех махинациях супруги узнали только при разводе. В 2011 году им отказали в разделе имущества на основании того, что... квартира не является их собственностью! После долгих судебных разбирательств выяснилась, что квартира, купленная в 1994 году Любовью В., была одной из 49 квартир, проходящих по делу о «черных риэлторах». В этой преступной группировке помимо подставных «хозяев квартир» фигурировали также и нотариусы, и госреестр, и даже сотрудники все того же Департамента жилищной политики. «Все 49 квартир продавали так, – рассказывает сама Любовь В. – Задним числом оформляли доверенность и приватизировали, потом свой нотариус заверял ее, а свой же человек в департаменте все регистрировал».

Впрочем, в 1997 году схему эту разоблачили, и отдельные люди, причастные к ней, в 2001 году были осуждены и понесли наказание. Примечательно, что по бумагам потерпевшими являлись и те, кто приобрел «подставные» квартиры, однако никого из них никуда не приглашали, с делом не ознакомили и даже не предупредили о том, что все договоры, заключенные с подставными «хозяевами» квартир, аннулированы. Теперь Любови, как и многим другим добросовестным приобретателям, попавшим в подобную ситуацию, приходится доказывать, что она имеет право жить в своей собственной квартире.

«Теперь нас таскают по судам, – рассказывает Любовь. – Мы платим огромные деньги адвокатам, но нас все равно выселяют. Сначала нас принимали, но как узнали о том, что я имею долю в квартире брата (там сейчас живет моя сестра, у нее своя семья), с нами отказались разговаривать. Вернее, с нами разговаривают как с преступниками, хотя мы ни в чем не виноваты. Сейчас моя мама лежит в больнице, у нее онкологическое заболевание. Наша семья – это три пенсионера на инвалидности, выпускница школы и два студента, которые сдают сейчас госэкзамены. И нас гонят на улицу!»

По закону, Любовь и членов ее семьи о выселении должны были предупредить заранее, дать, если того требуют обстоятельства, необходимую отсрочку. Ни того, ни другого власти не сделали. «Я писала Собянину, его заму Сергуниной, Медведеву, но все стекается в Департамент. А в Департаменте и слушать ничего не хотят, хотя я предоставила документы о том, что болеет мама, что дочь сдает ЕГЭ, что мы малообеспеченные. Нам сказали: единственное, что можно сделать в этой ситуации, – это дать письменное обещание добровольно оставить квартиру через две недели. А я не могу этого сделать, у нас нет никакого другого жилья».

Но Департамент настроен весьма решительно: к Любови уже приходили приставы и вручили постановление о выселении в пятидневный срок. Приходили они накануне первого экзамена у дочери и, вероятно, будут приходить еще. «Сначала мы думали, что это судья не хочет нам помогать, но потом узнали, что схема эта идет намного глубже. Нам не предлагают даже компенсацию, только ночлежку. Причем мы поняли давно, что никакой адвокат не сможет помочь нам, пока не будет распоряжения Собянина», – уверена Любовь В.

 Анастасия Лешкина

Рейтинг материала:  
  всего проголосовало: 0
Читать другие новости по теме: