Электронное обозрение газеты МГК КПРФ
—» » » Когда нация становится жертвой

Когда нация становится жертвой

Когда нация становится жертвойКогда нация становится жертвойКогда нация становится жертвойКогда нация становится жертвойКогда нация становится жертвойЕсли придерживаться классификации войн с точки зрения смены общественных формаций и используемых технологий, в настоящее время мы вступили в эпоху войн седьмого поколения – информационно-сетевых. Они явились следствием следующих факторов: развития средств вычислительной техники и коммуникаций, что привело к возрастанию роли информации в жизни общества, по эффективности своего влияния превзошедшей многие материальные виды ресурсов; успехов психологии в области изучения поведения людей и управления их мотивациями, позволившими оказывать заданное воздействие на большие группы людей; разработки нелетальных средств воздействия, заменивших традиционные виды оружия.

Традиционная война против государства, обладающего ядерным оружием, в наше время чрезвычайно опасна. Современные политтехнологи, обслуживающие интересы правящих верхушек стран Запада, стремятся перевести агрессию из материального пространства в информационное. В первую очередь осуществляется переориентация или уничтожение традиционных ценностей народа, чтобы информационная атака извне воспринималась данным обществом как соответствующая его стремлению к прогрессу. Внешняя агрессия в массовом сознании приобретает вид цивилизационной трансформации отсталого общества другим, стоящим на более высокой ступени развития.

Целью информационно-сетевой войны является закрепление большей части стратегически важных ресурсов страны за геополитическим агрессором. При этом «передача» этих ресурсов агрессору осуществляется элитой страны-жертвы в значительной степени добровольно, поскольку воспринимается ею не как захват, а как путь к развитию. Это порождает сложность в распознавании технологии и методов информационно-сетевой войны по сравнению с традиционной, а также отсутствие своевременной реакции на действия агрессора, так как у жертвы не оказывается никаких мер противодействия им. При этом если результаты «горячих» войн со временем оспариваются и пересматриваются (примерами тому являются Первая и Вторая мировые войны), то результаты информационно-сетевой войны пересмотру не подлежат до тех пор, пока ее авторы-агрессоры не утратят своих позиций.

Фактически к информационно-сетевой войне подключаются практически все общественные институты, в первую очередь СМИ и религиозные организации, учреждения культуры, неправительственные организации, общественные движения, финансируемые из-за рубежа. Даже деятели науки, работающие по зарубежным грантам, вносят свой вклад в разрушение государства. Все они осуществляют так называемую распределенную aтаку, нанося многочисленные точечные разрушающие удары по общественной системе страны под лозунгами развития демократии и соблюдения прав человека. Благодаря современным политтехнологиям и накопленному опыту воздействия на массовое сознание геноцид населения можно осуществлять без применения газовых камер и массовых расстрелов. Достаточно создать условия для сокращения рождаемости и увеличения смертности.

Другой особенностью информационно-сетевых войн является отсутствие жесткой иерархии в сетевой структуре агрессора. Это объясняется ее гетерогенностью, выражающейся в значительной автономности государственных и негосударственных элементов данной структуры, где нет ярко выраженных вертикальных связей. Зато имеются многочисленные горизонтальные, действие которых нерегулярно. Отсутствие иерархии и регулярности взаимодействия не позволяет четко выявить существование и деятельность такой сетевой структуры

Борьба ведется в следующих пространствах: географическом – за установление контроля над территорией посредством глобальных (в том числе и космических) информационных и разведывательных систем, поощряются сепаратистские движения и террористическая активность в различных формах на территории противника, происходит вовлечение врага в конфликты малой интенсивности, а также организация народных волнений и «цветных революций»; экономическом – посредством навязывания противнику кабальных кредитов, введения эмбарго, организации экономических санкций и провокаций; идеологическом – путем клеветы, искажения информации, подмены понятий, внесения ментальных вирусов и мифологем в сознание населения противника; сетевом – за счет хакерских атак и внедрения компьютерных вирусов в вычислительные и коммуникационные системы и базы данных.

Какова бы ни была конечная цель информационно-сетевой войны, ближайшей задачей всегда является затруднение доступа населения к достоверной информации. Важность этого объясняется тем, что оперативность и качество принимаемых решений на всех уровнях непосредственно зависят от полноты и достоверности представляемой информации.

Современный мир взрывоопасно насыщен людьми с крайне негармонизированным внутренним миром. «Молодые люмпены», как их называют социологи, деклассированная масса с непроявленными социальными корнями, без четких нравственных понятий и политических ориентиров. Активность таких элементов в повседневной жизни простирается от обычной коммерческой лихорадки до спекуляций на фондовом и валютном рынках. При нарастании революционной ситуации у них увеличивается антисистемный протестный заряд, развивающийся на фоне нереализованных амбиций.

Если Тунис и Египет были первыми пробами заокеанских режиссеров этого псевдореволюционного спектакля, то Ливия – первая реальная боевая операция мировой информационно-ceтевой войны Запада против неугодных режимов. Если на Балканах, в Афганистане и Ираке Вашингтон использует все средства и методы глобального передела мира, имеющие целью смену лидеров в странах, которые представляют стратегический интерес для США, то в государствах Ближнего Востока Запад инициирует приведение к власти лидеров нового поколения, идущих на смену тем, кто получил образование в СССР, – технократов западной формации и западного менталитета, которые призваны упрочить позиции Соединенных Штатов при одновременном вытеснении из региона Большого Ближнего Востока Китая, ЕС и России. Это пример попытки реализации информационно-сетевой стратегии «управляемого хаоса», которая оказалась новым средством сохранения глобального американского лидерства с минимальными финансовыми затратами, если не считать расходы на выдвижение авианосцев к берегам Ливии и издержки мировой экономики от повышения цены на нефть.

Владимир Золотарев,

генерал-майор, действительный государственный советник Российской Федерации 1-го класса, доктор исторических наук, профессор

(Подробнее: http://vpk-news. ru/articles/15744)

Рейтинг материала:  
  всего проголосовало: 0
Читать другие новости по теме: