Правда Москвы > Статьи > Предвестник парада Победы
№24 июнь 2014 г..

Предвестник парада ПобедыПредвестник парада ПобедыПобеда в войне зависит от многих факторов. Одним из важнейших является моральное состояние народа и армии. Чтобы ни говорили закоренелые антикоммунисты о компартии, Сталине и обстановке в СССР в предвоенные годы, даже они вынуждены были признать, что к началу войны в народе удалось воспитать высокий дух патриотизма, сплочённости, любви к Родине и доверия к руководству страны. Несмотря на трагическое начало, этот фактор начал сказываться на характере боевых действий с первых дней войны, о чём свидетельствуют многие современники, в том числе и немецкие генералы. Так, в своих мемуарах начштаба 4-й армии генерал Блюменстрит писал: «Поведение русских даже в первом бою резко отличалось от поведения поляков и союзников, потерпевших поражение на Западном фронте. Даже оказавшись в кольце окружения, русские стойко оборонялись».

Руководство СССР, несомненно, понимало важность этого фактора. И в поддержании его во время войны на высоком уровне немалую роль сыграли такие (не побоюсь этого слова) гениальные слова и действия Сталина, как знаменитое «Обращение к народу» («Братья и сёстры!»), парад 7 ноября 1941 г. на Красной площади и то, что он не покинул столицу в самые тяжелые дни 1941 г. В этот же ряд следует поставить и проведенную 70 лет назад (17 июня 1944 г.) операцию «Большой вальс», когда по Садовому кольцу Москвы провели 57 тыс. пленных самой мощной группы немецкой армии «Центр». Той самой, что считалась непобедимой, прорвалась к предместьям Москвы в 1941 г. и готовилась пройти по её улицам победным маршем. «Большим вальсом» Сталин дал понять Советской стране и всему миру, что победа уже близка.

Операция «Большой вальс» готовилась в секретном режиме для усиления эффекта от её проведения и исключения возможности подготовки каких-то выступлений против пленных. До марша каждый пленный прошёл тщательный осмотр. В Москву взяли только здоровых. Перед маршем им роздали усиленный паёк. Накануне марша было сделано всё возможное, чтобы пленные привели себя в порядок, кому-то даже выдали трофейное обмундирование. Все нормы были соблюдены.

С точки зрения логистики НКВД сумел всё достаточно правильно разработать: немцы прибывали в Москву по железной дороге, размещались на ипподроме и стадионе «Динамо», потом шли по Садовому кольцу к вокзалам, опять грузились на поезда и отправлялись в лагеря военнопленных. Шествие возглавляли 19 генералов в мундирах и с наградами, за ними шли офицеры, потом солдаты. Колонны провожали конные и пешие конвоиры с шашками наголо и автоматами наперевес. В первую очередь они охраняли пленных (Сталин приказал не допустить ни одного инцидента между москвичами и гитлеровцами).

Участники «Марша побеждённых» вспоминали, что при погрузке в вагоны гадали, ждёт ли их показательный расстрел (следует отметить, что после освобождения Белоруссии советские войска получили распоряжение обращаться с пленными бережно и культурно). Маршируя, немцы с интересом разглядывали Москву. Ведь им докладывали, что она практически разрушена фашистскими бомбёжками.

Многие свидетели этого события вспоминают те смешанные чувства, которые они испытали в тот день: у немецких солдат был такой жалкий, убогий вид, что не хотелось ни смеяться, ни говорить ничего – стояла глухая тишина. Люди стояли молча. Вряд ли кто-то улыбался. И немцы шли молча, слышен был только гул шагов по мостовой. Потом кто-то сказал: «Чего вы искали, к чему пришли?» Правда, немцы-участники шествия вспоминали, что некоторые в них бросали камнями, но то были единичные случаи, которые милиция сразу же пресекала.

Парад длился более пяти часов. К 19 часам все пленные были посажены в вагоны. Только генералы остались в Москве. Двое из них были расстреляны за совершённые преступления, но многие стали сотрудничать с советской властью. Некоторым даже удалось продолжить карьеру на родине. В их числе был командующий 4-й армией генерал-майор Винцент Мюллер. Он впоследствии сотрудничал с комитетом «Свободная Германия» и стал начальником генштаба народной армии ГДР.

Необходимо отметить, что при проведении марша не нарушались никакие международные конвенции в отношении пленных, которые точно определяют, сколько те могут пройти в день, чтобы не допускать бессмысленный прогон на большие расстояния.

Вечером командующий Московским округом доложил наркому НКВД, что хотя улицы и были переполнены зрителями, всё прошло без эксцессов. Только четверо не смогли продолжать движение и были отправлены в санлетучку. Символично, что за немцами шли поливальные машины (до этого их в городе не было), мывшие мостовую после прохода военнопленных.

В заключение расскажу о версии, что идею марша Сталин позаимствовал у самих же немцев, которые в 1914 г. провели по Кенигсбергу пленных армии Самсонова.

Если это и так, то парад выполнил двойную задачу: восстановил честь русского солдата и заставил мир поверить, что гитлеровскую армию можно победить.

Материал подготовил Н.А. Кудрин.


Вернуться назад