Электронное обозрение газеты МГК КПРФ
—» » » Старое развалено, а новое не создано

Старое развалено, а новое не создано

Старое развалено, а новое не созданоО проблемах российской промышленности наш корреспондент побеседовал с доктором технических наук, профессором, Героем Социалистического труда, депутатом Госдумы от фракции КПРФ Петром Васильевичем Романовым.

В то время, как в высшем руководстве России только ленивый не говорит о модернизации, инновациях и нанотехнологиях, промышленность страны загибается. Старое развалено, а новое не создано. В России так много высокооплачиваемых менеджеров, что на производительные силы денег не хватает, а менеджеры ничего не производят.

– Пётр Васильевич, как вы относитесь к заявленному высшим руководством страны курсу на модернизацию промышленности?

– Рассказываю реальный случай. Медведев говорит, что нужно внедрять энергосберегающие технологии в виде этих дурацких лампочек. Я убедил одного из своих приятелей провести такой эксперимент. Он на своём небольшом предприятии заменил все лампочки Ильича и что-то сэкономил. НО! В нашей стране Энергосбыт ничего не производит: он только распределяет энергию и собирает деньги. А люди, которые там работают, хотят кушать хлеб с маслом и толстым слоем чёрной икры. А тут мой приятель потреблять энергии стал меньше и денег платить им меньше, и чёрная икра с бутерброда ушла. Что они делают? Повышают тарифы.

Вообще, основа любого промышленного производства – это техпромфинплан. Он составляется обычно в декабре на будущий финансовый год и не должен подвергаться каким-то изменениям. В СССР у людей, которые занимались планированием, было больше ума, чем у нынешних чиновников. Если я добивался снижения расходных норм, то на следующий год мне их не меняли: я три года мог работать на льготных условиях. А сейчас случиться может всё, что угодно.

– Президент Путин недавно пообещал к 2020 году создать в России 25 млн. высокотехнологичных рабочих мест. Реально ли это, на Ваш взгляд?

– Придя в политику от производства, я несколько раз слышал высказывания наших президентов об исполнительской дисциплине. Никакой процесс в обществе не может существовать без неё. Если вы, разговаривая со мной и беря на себя какие-то обязательства, сказали «а», то через какоето время вы должны сказать «б». И вот когда президент Медведев сказал об этом летом позапрошлого года, я порадовался: наконец-то человек начинает говорить правильные вещи. Я подумал: возможно, тот бардак, который сейчас происходит в стране, постепенно закончится. Оказалось, это было сказано только для красного словца. Никакие обязательства не выполняются, и никто за это не отвечает. Нет оснований предполагать, что в этот раз будет по-другому.

К тому же, если вы возьмёте результаты переписи населения, то увидите, что у нас работающего населения всего 25 миллионов. Мы для кого эти места будем создавать? Если мы надеемся, что приедут гости из Средней Азии и будут работать на сверхсовременном оборудовании – это наивно.

– Как известно, качественное образование – основа прогресса и устойчивого развития производства. Как Вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию в образовании?

– Когда в 30-е годы была произнесена знаменитая фраза «Кадры решают всё», то огромное внимание было уделено не только строительству заводов, но и образованию. Многие ведущие вузы России, такие, как МАИ, были созданы в 1930–1935 годы. Сейчас в нашей стране парадокс: вроде бы мы говорим, что какая-то промышленность есть, но молодые выпускники высших и средних специальных учебных заведений не могут найти работу по специальности, потому что мест на производстве для них нет. Мы тратим колоссальные деньги на то, чтобы выучить специалиста, а он потом идёт работать охранником, продавцом или вообще уезжает за рубеж. Страну покидают лучшие, а взамен приходят те, которых наша полиция уже который день гоняет на рынках. Приходят люди без образования, без культуры, без знания русского языка. Мы их с распростёртыми объятиями принимаем, а потом жалуемся, что растёт преступность. Отсюда вывод: Компартия Российской Федерация, работая над проблемами образования в Госдуме, занимает правильную позицию, потому что без образованных людей и серьёзной науки мы ничего не добьёмся.

– Следующий вопрос, который нельзя обойти, говоря о промышленности, – это строительство.

– Бессмысленно говорить о ценах на квадратный метр жилья: простой человек из Москвы и Московской области не в состоянии купить эту квартиру. И спасают ситуацию только бабушки – дедушки и мамы – папы, у которых есть жильё ещё с советских времён. А что будет дальше, предсказать очень и очень трудно. Я недавно был на экскурсии в Музее трудовой славы Брянского машиностроительного завода, построенного до революции, и там увидел картинку хорошего коттеджного посёлка. Он был построен владельцем завода для инженерно-технического персонала. И это случай далеко не единичный.

А сегодняшние магнаты лучше вложат деньги в футбольный клуб. Необходимо разрабатывать такие правила игры для сверхбогатых, чтобы они обязаны были обеспечить своих работников нормальными условиями. В противном случае надеяться на рост производительности труда просто наивно.

– Наверное, стоит сказать и о другой нашей беде – дорогах.

– Я сильно сомневаюсь, что в сталинские времена можно было построить дорогу, которая пришла бы в негодность через полгода после начала использования, как это происходит сейчас. Снова мы возвращаемся к дисциплине и ответственности. У нас огромное количество силовых служб, органов надзора, но нет желания заниматься этим вопросом. И зачем мы кормим эту огромную армию чиновников?

После 1991 года мы, отказавшись от железнодорожных перевозок, всё посадили на автомобильный транспорт. Создали рабочие места за рубежом, потому что машины в основном потащили оттуда, и позволили им улучшать социальное обеспечение. Когда я узнал, что у испанских пенсионеров средняя пенсия 700 евро, мне немножко поплохело. Ведь в Испании ничего нет: ни газа, ни нефти, ни металлов – вообще ничего. А в нашей богатейшей стране старики получают 5–12 тыс. рублей.

– Теперь давайте поговорим о том, что нам со всем этим делать.

– Главное действующее лицо – это производство и люди, работающие на нём. Если производство будет сильным и могучим, то денег будет столько, что хватит и на образование, и на здравоохранение, и на всё остальное. В советское время, когда мне нужно было что-то строить, заниматься научно-техническим прогрессом, я шёл в банк и брал кредит под смешные 2–3%. Сейчас, когда мне говорят, что в Америке можно взять кредит под полтора процента, а в Японии – под полпроцента, меня душит зависть! У них правители понимают, что без кредитов производство работать не будет, а наши – нет. Складывается такое впечатление, что ситуация на производстве всех устраивает. Понимали же, что вступление в ВТО никаких преимуществ нам не даст. Сейчас об этом говорят все. Ну а чего не слушали, когда об этом говорили коммунисты?

Программа, которую предлагают коммунисты на выборах всех уровней, – более приземлённая и более реальная для России. Пока ситуация такова, что можно жировать на том, что у нас есть – те же нефть и газ. Но рано или поздно это может закончиться.

Сейчас можно смело сказать, что эксперимент 1991 года, когда страна сменила одну общественно-экономическую формацию на другую, провалился. Базовые отрасли народного хозяйства либо должны находиться в собственности государства, либо государство должно формировать там чёткие правила игры. Я в этом твёрдо убеждён.

—Спасибо за беседу.

Рейтинг материала:  
  всего проголосовало: 1
Читать другие новости по теме: