Электронное обозрение газеты МГК КПРФ

Пером и кистью

Пером и кистьюПером и кистьюПером и кистьюВ октябре 1941 года мой отец Иван Кузьмич Климанов и мама Мария Васильевна Климанова, работавшие на оборонном предприятии в Марьиной Роще, были эвакуированы под Киров. На перегоне под Петушками эшелон подвергся обстрелу и бомбежке немецкими самолетами. Однако – выжили…

Под Кировом (Вятка) и было развернуто предприятие по производству аэросаней и военного снаряжения. В своей книге «Солдатский долг» советский военачальник, Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский высоко отозвался о применении в зимних условиях 1942–43 годов аэросаней, имеющих высокую проходимость и мощное вооружение.

Мой отец работал начальником ОТК завода. Обстановка была напряженная. Новую технику быстро грузили в эшелоны, комплектовали офицерами, солдатами, а рабочие бегали по вагонам и ставили те узлы и детали, которые не успевали поставить в цехах.

Мне и моим братьям отец рассказывал, что в одном из научных институтов, которым руководил лауреат Сталинской премии 1944 года Д.И Филиппов, в котором также работал папа, под лозунгом «Все для фронта, все для победы» отрабатывалась технология производства каучука из разновидности одуванчика-кок-сагыза – стране нужна была резина. Большие площади Московской области, других регионов засевались этим растением. Кок-сагыз обладает способностью синтезировать высококачественный каучук в промышленных объемах. Урожайность составляла до 2,5 т/ га.

Там же в Вятке в 1943 году я и родился. Свои первые годы жизни осознанно вспоминаю уже после военного периода: морозы за 40 градусов, постоянное ощущение голода, мы с мамой идем на завод получать продуктовые карточки. По праздникам было великой радостью получить пакет карамели с начинкой. Мы, дети, называли их тогда «подушечки», а обычно детишкам насыпали сахарный песок в тарелку, мы макали туда хлеб и ели…

В послевоенные годы пассажирские поезда с паровозной тягой ходили редко. Помню, очень много людей ездило на крыше вагонов, вместе с мешками, узлами, деревянными чемоданами, сундуками. Также хорошо помню, что в послевоенные годы на предприятиях промышленности и сельского хозяйства работали военнопленные, в том числе польские. У отца, на тот момент главного механика МТС «Раздорская» Ростовской области, два поляка работали сварщиками. Ничего не могу сказать о них плохого, к ним у нас не было враждебности, скорее жалость, так как люди они были работящие, приветливые, и мы, ребята, с ними подолгу разговаривали, угощали яблоками, сливами.

Война еще долго давала о себе знать. Когда учитель спрашивал у моих одноклассников про родителей, то больше половины из них, что учились в моем классе, отвечали: отец убит, погиб на фронте, сгорел в танке, пропал без вести.

Позднее по призыву мне довелось служить в Группе Советских Войск в Германии. Там же я вступил в КПСС. В 1970 году окончил МИИТ, работал инженером железнодорожного транспорта при Министерстве путей сообщения. Объездил практически половину Советского Союза – от Нижневартовска и Нового Уренгоя до казахстанского Жетыбая.

Много лет увлекался художественным мастерством. Несколько лет назад узнал, что в Москве есть группа художников, состоящих из поколения «детей войны», которые решили объединиться, организовывать выставки своих работ, да и просто напомнить о том, что есть категория поколения «детей войны», которое перенесло фашистскую оккупацию, возрождало страну на пепелище войны и достойно должного уважения со стороны государства!

Лев Климанов

Рейтинг материала:  
  всего проголосовало: 0
Читать другие новости по теме: