Электронное обозрение газеты МГК КПРФ
—» » » Громкое дело: приказано не рыпаться!

Громкое дело: приказано не рыпаться!

Громкое дело: приказано не рыпаться!3 апреля в Никулинском суде г. Москвы коммунисты не допустили судебного прецедента, который мог значительно затруднить практику организации и проведения москвичами протестных акций.

На страницах нашей газеты мы уже писали о противостоянии жителей Тропарево-Никулино планам строительства второго корпуса школы №1543 на Поляне – последнем оставшемся свободном пространстве густонаселенного квартала. Был опубликован репортаж о митинге, прошедшем на Поляне (вл. 3 по ул. 26-и Бакинских комиссаров) 25 января. Заявителем митинга выступила одна из жительниц района – преподаватель МГУ Виктория Скобеева, а его ведущим собравшиеся единогласно избрали принимавшего участие в разрешении конфликта жителей и застройщиков депутата Госдумы Владимира Родина. Митинг, собравший около 300 противников стройки, прошел слаженно. Единственной помехой его проведению явилась многочисленная организованная группа граждан с воздушными шарами, транспарантами и прочей агитационной атрибутикой, оформленной в едином стиле, которые выкрикивали лозунги, не соответствующие заявленной организаторами митинга теме, улюлюкали, кричали.

Обращенные к стражам правопорядка просьбы организаторов и ведущего разрешенного митинга удалить «альтернативщиков» успехом не увенчались. Полицейские разводили руками – мол, посещать публичное мероприятие вольны граждане с любой точкой зрения, если никакой угрозы общественной безопасности они не представляют. Впрочем, при всем желании присутствующие на Поляне 10-12 сотрудников полиции вряд ли сумели бы выпроводить самозванцев.

К сожалению, голоса противников стройки, настаивающих на поиске иного места для возведения нового корпуса школы, не были услышаны – на Поляне началось рытье котлована.

Однако, по неведомой причине – либо ради достижения нормативного числа вмененных исков об административно-правовых нарушениях, либо повинуясь стремлению окончательно деморализовать москвичей, навсегда отбив у них охоту пытаться отстаивать свои права – в конце марта заявитель прошедшего в январе митинга получила повестку в суд. Виктории Скобеевой было предъявлено обвинение в превышении заявленного количества участников и создании угрозы порядку и общественной безопасности.

Дело с самого начала было шито «белыми нитками».

В материалах дела указывается, что на митинг против заявленных 300 пришло 400-600 человек. Хотя, по утверждению очевидцев, участников митинга, выступающих против застройки, было от 250 до 300 человек. Какое отношение Скобеева могла иметь к двум сотням граждан, пришедшим «закрикивать» организованный ею митинг? Протоколов о нарушении правопорядка на митинге составлено не было, никаких претензий к его организаторам со стороны полиции не высказывалось.

Подписать протокол о правонарушении участковый пригласил Викторию поздним вечером, в 11 часов. Да, именно тогда она вернулась с работы. Но к чему была такая спешка?

Да и само судебное заседание, на котором мне довелось присутствовать, было странным. Миниатюрную интеллигентную женщину посадили непосредственно у отгороженного решеткой пространства. А по бокам от нее стояли два пристава.

Свидетелей не оказалось ни со стороны полиции, ни со стороны гимназии, не было и представителя управы, который обязан был находиться на месте на всем протяжении митинга. Представитель заявителя на судебное заседание также не явился.

Группу поддержки ответчицы составляли жители квартала, вместе с ней выступавшие против нового строительства и автор этих строк. Неприятным сюрпризом для судьи стало присутствие на заседании в качестве свидетеля депутата Госдумы Родина. Явно не порадовал его и новый защитник Скобеевой – руководитель юридической службы горкома КПРФ Мухамед Биджев.

Свидетеля никак не удавалось «прогнуть», вплетая его показания в заранее заготовленный сценарий рассмотрения дела. А вопросы защитника его и вовсе сломали – по всему выходило, что противоправные действия совершила вовсе не Скобеева, а сторона застройщика, организовавшая или поддержавшая проведение в непосредственной близости от заявленного альтернативного незаконного митинга. Ведь призыв прийти на Поляну 25 января в то время, когда там должен был начаться митинг по заявлению Виктории, оказался вывешен на сайте ратующей за свое расширение гимназии. Агитация с целью привлечь сюда людей велась среди педагогов соседних школ и родителей учеников.

Защитники попросили приобщить к делу скриншоты и письмо из столичного департамента, доходчиво разъясняющего, что гимназия не имела права проводить подобную агитацию без предварительного согласования времени и места проведения акции. А также увеличенные фотографии, на которых ясно видно, сколько людей находилось 25 января на Поляне.

Состояние судьи достигло точки кипения: пригрозив Родину выводом из зала и не дослушав заявляющего об очередном ходатайстве Биджева, он, громко хлопнув дверью, удалился более чем на полчаса. Невольно в голову пришла мысль о том, что ему необходимо было посоветоваться о том, как быть в создавшейся ситуации. Вместе с ним почему-то покинули зал заседаний и секретарь, и судебные приставы.

Вернувшись, покрасневший и невероятно раздраженный судья огласил отказ приобщить к делу документы под какими-то предлогами. Решительно отказал он и в повторном заслушивании свидетелей. А потом удалился для вынесения вердикта.

Вердикт, занявший три страницы мелко напечатанного текста, был им зачитан буквально залпом, слова вылетали как из пулемета. Где-то в середине прочтения мы с облегчением поняли, что претензии к Виктории Скобеевой признаны несостоятельными. Ура! Победа!

Прокомментировать ситуацию мы попросили защитника Скобеевой Мухамеда Биджева, имеющего большой опыт участия в судебных процессах, инициированных административными органами против граждан.

Виктории Скобеевой вменялось в вину нарушение ч.1 ст.20.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Якобы она не предприняла необходимых мер для того, чтобы не превысить предельной заявленной численности участников митинга. В ходе рассмотрения данного дела судья Бобков вынес постановление о признании Скобеевой невиновной и прекратил дело.

Вместе с тем, хотелось бы обратить внимание на то, что судья отказался приобщать к материалам дела видеозаписи, распечатки с сайта, официальные ответы органов власти и т.д., свидетельствующие о том, что руководство гимназии №1543 фактически организовало незаконный митинг с участием более двухсот человек параллельно с разрешенным. Эти люди при полном противоправном бездействии сотрудников полиции фактически провели массовое незаконное пикетирование.

Очевидно, что под нашим натиском Бобков просто вынужден был признать претензии к Виктории несостоятельными. Ведь продолжив рассмотрение дела, он обязан был бы выделять из него отдельный материал, направлять его прокурору или начальнику органов внутренних дел с требованием рассмотреть вопрос о возбуждении административных дел в отношении руководства гимназии № 1543 и всех участников несогласованного митинга, выступающих за строительство дополнительного объекта.

Справедливость восторжествовала. Но, к сожалению, лишь в данном конкретном случае. Да и то не до конца.

Юлия Михайлова,

главный редактор газеты «Правда Москвы»

Рейтинг материала:  
  всего проголосовало: 0
Читать другие новости по теме: