Электронное обозрение газеты МГК КПРФ
—» » » Суд над отечественной авиацией

Суд над отечественной авиацией

Суд над отечественной авиациейЧто из себя представляет гражданская авиация, на самолетах которой мы летаем? Это, в основном, Боинги да Аэрбасы. Отечественное самолетостроение, занимавшее в лучшие советские времена до 40% мирового авиарынка, усилиями пятой колонны успешно уничтожено. Сегодня наши так называемые партнеры на Западе могут просто-напросто подвести нас под монастырь, прекратив поставку запчастей. На чем мы будем летать?

Пешком будем ходить, если перекроют кислород, поскольку и на земле мы пересели на закордонное изделие. В Москве на каждую сотню несущихся мимо автомобилей приходится лишь пара «жигулей». Посчитайте, кто не верит.

Мощные транснациональные корпорации в чужой стране методично выискивают холопствующий слой людей, готовых служить чужим интересам за тридцать сребреников. И находят их. И продвигают в руководящие кресла. И организуют им презенты, взятки, поездки, небольшие комиссионные. Как рыбу, пятую колонну сажают на крючок. Захочешь соскользнуть, а рыльце-то в пушку: счета в Цюрихе открыты, замок на Лазурном берегу, квартирка на Манхеттене, детки в Лондоне.

Поэтому служит пятая колонна новым хозяевам не за совесть, а за страх. И цену им знают и тут, и там. Что только ни заставляют пятую колонну делать, как только ее ни унижают, даже пиццу заставляют рекламировать, а она все сапог лижет. Знать, крепко сидит на крючке. А чего, действительно, с ней мелочиться, коли цена ей в базарный день – тридцать сребреников?

Но есть в стране и другой слой людей, который древними корнями неразрывно связан со страной, со своей работой, который хочет блага здесь, а не там, за бугром. Интересы первого и второго слоя прямо противоположны. Вот и высекаются искры при столкновении их интересов.

Администрация компании «Аэрофлот» жестко сориентирована на западную авиатехнику, на нормы прибыли, выжимаемые даже за счет безопасности пассажиров, усеченной зарплаты пилотов и бортпроводников. Противостоит им ШПЛС – Шереметьевский профсоюз летного состава. Сегодня трое его членов находятся под судом и обвиняются в вымогательстве денег у авиакомпании. Кто эти трое?

Алексей Шляпников, исполнительный директор ШПЛС, юрист, выиграл у администрации «Аэрофлота» восемьдесят из девяноста поданных исков в различные инстанции и суды. В результате рассмотрения одного из них суд обязал администрацию компании выплатить пилотам более миллиарда рублей за полеты в ночное и сверхурочное время. Шляпникову неоднократно грозили, намекали, что он будет сидеть в тюрьме. Не верил. Сидит.

Командир воздушного судна Валерий Пимошенко, активист профсоюза, ратовал за дисциплину и безопасность полетов в компании Аэрофлот. Там, где по тяжелым условиям полета необходимо летать с пилотом-усилителем, старался не нарушать инструкцию. Летал сам третьим пилотом, и пилота-усилителя брал себе на борт. В США за невыполнение подобных требований безопасности сажают в тюрьму. У нас в тюрьму попал командир воздушного судна, выполняющий требования безопасности. Парадокс или отечественная закономерность?

Третий подсудимый – активист профсоюза, командир воздушного судна Сергей Кнышов. Он отказался летать на Боингах. Смел утверждать, что наш отечественный самолет ИЛ-96 ничем не хуже и намного безопаснее иностранных аналогов. Слово в слово повторял то, что говорят специалисты и летчики-испытатели вроде дважды Героя Советского Союза Светланы Савицкой. Администрация «Аэрофлота» этого патриота-строптивца прогнала через две психиатрические экспертизы, три раза увольняла – не могла уволить, и тогда, потеряв терпение, потеряла его летное дело. Вот так взяла — и потеряла. Диплом, допуски, карточки, справки, летную книжку. Было летное дело – и нет его. Что хочешь, то и делай. Два года сорокалетний здоровый мужик маялся без работы и зарплаты. Аэрофлот задолжал ему порядка 10 миллионов рублей. На примере Кнышова «Аэрофлот» ломал других пилотов, сажал на Боинги.

Сегодня все трое под судом. Их, активистов профсоюза, обвиняют в вымогательстве денег у Аэрофлота. Смех и грех, но Мещанский суд, начав 29 июля по существу рассматривать дело против активистов профсоюза, выдвинул против них обвинение в том…

Вслушайтесь только: обвиняемые затребовали с администрации «Аэрофлота» 100 миллионов рублей, а в случае невыплаты пригрозили, что будут распространять информацию, порочащую деловую репутацию администрации. Дирекция должна была испугаться за свою непорочную репутацию, которую могли измазать дегтем профсоюзники, и принести на блюдечке с голубой каемочкой 100 млн. рублей. Это версия суда и истца Чалика – шантаж деловой репутацией. Чалик – это заместитель директора по производственной части. К нему, спецу по болтам и гайкам, обратились профсоюзники за деньгами. Что-то тут не вяжется в этой провокации. Суду бы разобраться.

Но суд, похоже, категорически не хочет рассматривать другую, более правдоподобную версию: а не хотел ли профсоюз полюбовно, не вынося сора из аэрофлотовской избы, урегулировать вопрос Кнышова, командира воздушного судна, поборника отечественной техники, которому Аэрофлот задолжал немалые деньги? (Средняя зарплата командира воздушного судна – 420 тыс. рублей. Два года без работы.) Странности уже начали всплывать. Перед самым арестом активистов профсоюза Чалик вдруг в спешном порядке предложил профсоюзу подписать коллективный договор. И этот коллективный договор должен был лежать в той самой злополучной банковской ячейке.

Слушание дела по существу в Мещанском суде только начинается. Но все трое обвиняемых выступили и заявили, что они невиновны и дело шито белыми нитками.

Нам же, редакции, хотелось бы спросить другое: почему премьер-министр Медведев, торжественно объявляя об открытии дочернего предприятия «Аэрофлота» лоукостера «Добролет», сказал, что все самолеты в ней будут Боингами? Зачем нам развивать чужое авиастроение, господин премьер-министр? Али мы безрукие? У нас ведь свои заводы стоят.

Рейтинг материала:  
  всего проголосовало: 0
Читать другие новости по теме: